Знаменитые высшие офицерские курсы «Выстрел» не пережили реформу


Фото сайта «Подмосковье»

Главное — строить больше магазинов:

Новый министр обороны Сергей Шойгу отменил уже несколько решений, принятых его предшественником Анатолием Сердюковым. С военных снимут «юдашкинскую» форму, нахимовцев и суворовцев вернут на парад Победы на Красной площади, а госпитали не будут ликвидировать. В подмосковном Солнечногорске надеются, что, возможно, дойдет дело и до знаменитых когда-то на весь мир Высших офицерских курсов «Выстрел». Три года назад в рамках реализации плана по созданию системообразующих вузов руководством Минобороны было принято решение ликвидировать и вывести курсы «Выстрел» из состава военного ведомства.

Солнечногорский район. Заповедная зона на берегу Сенежа. На территории в несколько десятков гектаров — запустение. Стены зданий и заборы исписаны нецензурными словами и призывами к русским «подняться». Это то, что осталось от легендарных курсов «Выстрел». «Здесь „Мосфильму“ надо работать, чтоб декорации не строить, — говорит ветеран „Выстрела“ Владимир Кривулин. — А какая была набережная-красавица. С фонарями, с асфальтом! Теперь все разломано, все разбито».

Закрытие Высших офицерских орденов Ленина и Октябрьской Революции Краснознаменных курсов «Выстрел» имени Маршала Советского Союза Б.М. Шапошникова — таково их последнее полное название — стало одним из промежуточных итогов проводившейся в последние годы под руководством министра обороны Сердюкова военной реформы.

Владимир Кривулин отдал «Выстрелу» 24 года своей жизни. До Солнечногорска он служил в Прибалтике, в группе спецназначения, следил за полетами бомбардировщиков В-52 вокруг границ СССР. А после Карибского кризиса, когда Хрущеву и Кеннеди удалось договориться, его направили на курсы «Выстрел», где он сначала работал переводчиком, затем — заместителем начальника редакционно-издательского отдела, а после этого — начальником спецотделения, на котором обучались иностранцы.

При ликвидации «Выстрела» свернули и музей курсов, экспонаты отвезли в Москву и бросили все в здании Академии имени Фрунзе, причем в разобранном виде. Но ветераны-«выстреловцы» решили музей восстановить.

— Возвращать все пришлось с великим боем, с великим шумом. Но все же удалось возродить музей. 10 декабря будет год, как он у нас существует, — рассказывает Владимир Залманович уже в качестве директора Музея ратной и трудовой славы «Выстрел».

Начинается музей с портретной галереи героев и дважды героев Советского Союза — выпускников курсов «Выстрел». Таких за 90 лет их существования — 270 человек. Василевский, Крылов, Малиновский... Командующие фронтами, маршалы родов войск...

Только за годы Великой Отечественной войны «Выстрел» произвел 40 выпусков слушателей. На курсах прошли подготовку свыше 20 тысяч офицеров, среди которых 1700 командиров полков. 11 из 28 обще­войсковых, танковых, воздушных армий, участвовавших в Берлинской операции, возглавляли «выстреловцы». Первым комендантом Берлина был назначен генерал-полковник Берзарин — тоже выпускник курсов «Выстрел», Герой Советского Союза, а всего за 90 лет существования на «Выстреле» прошли подготовку десятки тысяч офицеров Красной, Советской и Российской армии, а также военнослужащие из 73 зарубежных государств.

На две последние фотографии стенда «Они возглавляли курсы «Выстрел» ветераны смотреть не любят: «Это они загубили курсы. Потому что борьбы за то, чтобы сохранить „Выстрел“, не было никакой! Приказали — взяли под козырек...»

— Нам говорят: «Идет военная реформа», — рассуждает Владимир Кривулин. — Но реформы бывают разные: можно реформировать сапоги и форму одежды, а можно вот так изуродовать Вооруженные силы. Практически сейчас у нас негде готовить офицеров...

— С городком все понятно, все видно. Но здесь был еще и полигон. Что с ним?

— Говорят, отдали под дачи! Я думаю, что ради этого и ликвидировали курсы «Выстрел», — делится своими предположениями Кривулин.

Однако эта информация, к счастью, не подтвердилась. По словам советника главы Солнечногорского муниципального района Сергея Шеховцова, на территории полигона действительно предполагалось строительство.

— Военные обращались к нам, хотели построить там жилой городок — якобы квартиры для военнослужащих. Но категория земли предназначена не для этих целей. Мы не имеем права согласовывать такие вещи — это было бы нецелевым использованием земли. Мы так им и ответили: пусть решение примет или министр обороны, или премьер-министр. Что же касается бывшего военного городка, точнее, всех военных городков, которые существуют в районе, сейчас заканчивается передача только жилищного фонда, детских садов и домов офицеров. Ни земля, ни инфраструктура ЖКХ, ни нежилые помещения, которые можно было бы использовать, нам не переданы, — рассказывает Шеховцов.

Все это находится в заброшенном состоянии. Руководство муниципалитета уже выходило на все уровни прокуратуры — и военной, и генеральной, обращалось и в службы губернатора, и в адрес федерального правительства, пока ответа нет.

— Даже дома, уже построенные для военнослужащих, остаются объектами незавершенного строительства. С 2007 года они не сданы в эксплуатацию. Так волевым решением, «махнули шашкой», квартиры дали, но люди живут в них на птичьих правах, — жалуется Шеховцов.»

Если вы стали очевидцем данного события и у вас есть фото или видео материалы — прикрепите фотографии в комментарии к этой новости или пришлите материалы по почте karpenko@solvesti.ru


Комментарии

Чтобы отправить комментарий - войдите с паролем или зарегистрируйтесь.