— 

Золото советского кино, сцена 31-я